«Наш дружелюбный концлагерь»: Навальный впервые рассказал, как ему сидится в колонии

Алексей выложил в инстаграм фото с бритой головой и посетовал на то, что заключенным запрещают употреблять жаргонизмы и материться, следя за ними по видео.

Оппозиционер Алексей , которого отправили в колонию на 2,5 года после замены условного срока по делу «Ив Роше» на реальный, впервые дал о себе знать из мест лишения свободы — опубликовал фото в Instagram.

На размытом снимке запечатлен сам оппозиционный блогер с наголо обритой по тюремным правилам головой. В подписи к фотографии подтвердил появившуюся ранее в СМИ информацию о том, что находится в исправительной колонии №2 города Покрова Владимирской области, в секторе усиленного контроля «А». И даже пошутил насчет необычного ощущения, когда проводишь рукой по свежевыбритой голове.

По словам оппозиционера, его поместили в «настоящий концлагерь» — впрочем, вывод об этом он сделал лишь по «напряженным поза осужденных, стоящим навытяжку и боящимся лишний раз повернуть голову». При этом Алексей признает, что «никакого насилия и даже намека на него пока не видел», поэтому решил называть ИК-2 «нашим дружелюбным концлагерем».

ИК-2 в Покрове Владимирской области

Он пишет, что доверяет историям о том, как совсем недавно в этой колонии «людей до полусмерти забивали деревянными молотками», но тут же отмечает: «Сейчас методы сменились, и, честно скажу, я даже не припомню места, где все разговаривают настолько вежливо и в каком-то смысле приветливо».

Читайте также:  Откуда и куда шли деньги Фонда Навального

посетовал на «бесконечные правила» — режим, устав и распорядок дня, — которые надо выполнять безукоризненно и буквально. Даже отсутствие матерной брани и жаргонных слов в колонии показалось ему признаком концлагеря. «Этот запрет строго соблюдается. Представляете тюрьму, где не ругаются? Страшное дело», — делится блогер.

За всеми заключенными, по его словам, следят через установленные повсюду видеокамеры и при малейших выявленных нарушениях пишут рапорты. Обстановка навела Алексея на мысль об антиутопии Оруэлла «1984» и «воспитании через расчеловечивание». В чем заключается это расчеловечивание — в запрете мата, слежке за заключенными по видео или неукоснительном соблюдении режима, — он не уточнил.

ИК-2 в Покрове Владимирской области

Также пишет, что его, как «склонного к побегу», ежечасно проверяют надзиратели — даже ночью, во время сна:

«Я через каждый час просыпаюсь от того, что рядом с моей кроватью стоит мужчина в бушлате. Он снимает меня на камеру и говорит: «Два часа тридцать минут, осужденный . Снятие с профилактического учета как склонного к побегу. На месте». И я снова спокойно засыпаю с мыслью о том, что есть люди, которые помнят обо мне и никогда не потеряют. Здорово же, да?»

Впрочем, Алексей все же признал, что «если относиться ко всему с юмором, то жить можно», поэтому в целом у него «все хорошо», — и пожелал всем подписчикам не терять связи со своими близкими.

Читайте также:  Навальному резко стало плохо, а в колонии, где он сидит, объявили о начале «режимных мероприятий»

Ранее, когда впервые появились предположения о том, что Навального поместят в покровскую ИК-2, об этой колонии в СМИ много писали. Адвокаты и бывшие заключенные рассказывали, что в этом месте жестко правит администрация, не работает система ФСИН-письмо и некуда даже пожаловаться. Как при этом умудряется постить в инстаграм — непонятно.

ИК-2 в Покрове Владимирской области

В ИК-2 отбывал наказание активист Константин Котов, которого осудили за неоднократное нарушение правил проведения митингов по так называемому «московскому делу». Его адвокат Мария Эйсмонт назвала колонию «очень режимной, красной, краснющей», потому что там «все нацелено на то, чтобы человек чувствовал свою полную зависимость от администрации, не имел практически свободного времени».

Заместитель председателя Российского общенародного союза, адвокат Иван Миронов пояснял, что ИК-2 «относится к так называемым «красным зонам», где за порядком следит администрация, а не заключенные из числа «воров в законе»». Он уточнил, что в некоторых «красных зонах» существует практика создания «карательных отрядов» из осужденных, которых администрация отправляет выбивать нужные показания из сокамерников.

Националист Дмитрий Демушкин, сидевший в ИК-2, назвал ее «даже не красной, а малиновой»: «В этом месте запретят разговаривать. Ножки вместе, голова опущена вниз, руки за спиной. Почесать нос только с разрешения администрации».

Источник материала: bloknot.ru

Поделиться новостью:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *