Сколько стоит украинский пряник? Какие промышленные активы получит Россия в ходе спецоперации

Обозреватель «Блокнота» Максим Артемьев о том, какие промышленные предприятие перейдут к России после окончания СВО на Украине.

Заявление главы Запорожской администрации о предстоящим референдуме по вхождению в состав России заставляет задуматься о том, какое экономическое наследство достается РФ на уже занятых территориях. Если посмотреть на карту Украины, то практически линия фронта не меняется с середины марта – на южном и восточном направлениях. А на севере, под Киевом, Черниговом и Сумами, ее и не было, а лишь стояли разрозненные подразделения российских войск, которые вскоре вывели. Все последующие сражения, в ходе которых были заняты Северодонецк, Лисичанск и т.д. происходили на очень узких территориях, так что на общей карте Украины перемещения и не заметны.

Максим Артемьев

Поэтому вряд ли стоит ожидать в обозримом будущем значительных подвижек. Так что обратим внимание на то, что уже находится под контролем РФ, и вряд ли будет из-под него выпущено. Эта территория тянется сплошной полосой шириной примерно в 100 километров от Херсона до Харькова. Ее площадь около 100 тысяч кв км (с учетом ДНР-ЛНР на 24.02.2022). Исторически это около половины Новороссии, как ее понимали в XIX веке. Если не брать Донбасс, то это в основном степные сельскохозяйственные земли, с небольшим числом городов. Из крупных – Херсон, Мелитополь, Бердянск плюс сильно разрушенные и обезлюдевшие Мариуполь, Северодонецк и Лисичанск (Донецк с агломерацией и Луганск мы оставляем тут за скобками, как уже пребывавшие с 2014-го в неподконтрольном для Украины статусе).

“Азовсталь” в Мариуполе

Таким образом, налицо первое поступление – не менее восьми миллионов гектар плодородных черноземов в сравнительно теплом климате. При этом с уже имеющейся довольно высокой культурой земледелия, недаром в последние годы выступала на мировом рынке как крупный поставщик пшеницы и подсолнечного масла. Теперь у России есть все шансы уйти в недосягаемый отрыв как экспортер пшеницы №1 (она и так занимает первое место, но с Новороссией лидерство станет подавляющим).

Кроме того, эти земли играют роль как районы производства винограда и ряда садовых и бахчевых культур – что особенно важно для России с учетом ее сурового северного климата.

Но этим сельскохозяйственным значением список бесспорных преимуществ занятых территорий заканчивается. Остальные активы в той или иной степени проблематичны.

Приведем пример. Сейчас вспыхнули бои за завод немецкой фирмы «Кнауф» в Соледаре, до которого уже дошли союзные войска. Это очень современное предприятие с большим потенциалом. Я хорошо представляю, что это такое, поскольку подробно изучал работу гипсового завода «Кнауф» в моей родной Тульской области. Однако, во-первых, завод подвергся разрушениям, во-вторых, возникают юридические вопросы – конфисковать его нельзя, да и бессмысленно – все производство и логистика основаны на фирменных технологиях, а будет ли «Кнауф» работать в условиях правовой неопределенности – в высшей степени сомнительно. Пока не подпишет договор с РФ о переуступке территории иностранные инвесторы на нее не придут либо не возвратятся. Так что «Кнауфу» придется записать в убыток 2 миллиарда инвестиций в завод.

И эта правовая проблема типична для всех земель от Херсона до Харькова. С ними получится история как с Крымом, куда до последнего момента даже крупные российские компании и банки не заходили. Поэтому итоговый мирный договор, признаваемый мировым сообществом, крайне важен, хотя и не критичен, что также показывает Крым. В конце концов работает же нормально экономика Тайваня, чья независимость в мире не признается.

Запорожская АЭС

В руки России уже перешли крупнейшие объекты энергетики Украины – Запорожские АЭС и ТЭС (про последнюю обычно забывают, но эта ТЭС – самая большая в стране как и АЭС) в Энергодаре. В июле вооруженные силы РФ заняли Углегорскую ТЭС, которая лишь чуть-чуть уступает по мощности Запорожской. А в первые дни наступления были заняты Луганская ТЭС и Каховская ГЭС (она важна и как пункт регулирования стока Днепра и распределения водоснабжения). Кроме того, с 2014 года в ДНР находятся такие мощные ТЭС как Старобешевская и Зуевская. Таким образом, Россия уже контролирует заметный сегмент украинской энергетики, особенно с учетом того, что почти все месторождения угля Донбасса ушли из-под Киева.

Однако возникает вопрос – кому будет поставляться эта электроэнергия? Будет ли обеспечена загрузка электростанций? Это возможно лишь в случае успешной работы промышленных предприятий и сохранения численности населения сравнительно с прежней. В противном случае электростанции окажутся активом, который будет висеть на шее.

Надо иметь в виду, что Донбасс – старопромышленный регион, со всеми болезнями таковому присущими. Производственные мощности, инфраструктура – все очень устарелое, обветшалое. Прошло массовое закрытие шахт – еще при Украине, закрылось множество заводов и фабрик, в том числе металлургических и химических. Тяжелая индустрия далеко не вся пережила 90-е и последующие годы. Во всем мире деиндустриализация проходит болезненно, вспомним Детройт и «Ржавый пояс» в . Они до сих пор пребывают в упадке, население оттуда бежит, хотя с момента закрытия заводов прошло более тридцати лет. Старопромышленные районы в таких случаях страдают больше всего. Да и по большому счету ни украинская металлургия, ни химия предпринимателям из РФ не интересны.

К тому же в ходе боев уничтожена работавшая Азовсталь, серьезно поврежден другой мариупольский гигант – им.Ильича. Тоже самое относится к северодонецокму «Азоту», ряду других предприятий. Вовсе не факт, что они когда-либо будут восстановлены. Поэтому Донбасс – территория весьма и весьма проблемная даже без учета разрушений и правовых споров.

Конечно, произошла миграция значительной части населения на Украину и в Россию, уже сейчас на севере Донецкой области, подконтрольному Киеву населения остается около трети от того, что было до 24.02. А к 24.02. уже многие покинули Донбасс. Так что территория достается России сравнительно малолюдная. И это при том, что при СССР Донецкая область была самая крупная по численности среди всех областей Украины, причем с большим отрывом.

Залежи каменной соли находятся глубоко под землей

Как положительное исключение стоит отметить начавшийся переход под контроль РФ крупнейшего в Европе месторождения каменной соли в Соледаре. В советские времена там осуществлялась добыча 40% всей соли страны. Это очень важный актив, который в отличие от месторождений угля будет востребован всегда.

Николаевская верфь

Теперь скажем несколько слов об объектах, которые могут предметом особого внимания для РФ. В районе Николаев-Херсон в советские времена сложился мощный судостроительный кластер. В Херсоне делались гражданские корабли. А в Николаеве – военные, в том числе уникальные авианесущие крейсеры. Думается ВМФ России заинтересован в доступе к соответствующим технологиям и производственным мощностям, хотя за тридцать лет судостроение в Николаеве пришло в упадок. Но там важны не только знания, но удобное расположение верфей, что особенно ценно в условиях фактической блокады Черноморского флота и невозможности провести к нему суда из других флотов. Николаев мог бы стать судостроительной базой ЧФ.

Кроме того, определенный интерес для отечественного ВПК могут представлять ракетно-космические предприятия Украины – «Южмаш» в Днепре, и «Хартрон» и им.Шевченко в Харькове, равно как предприятия по выпуску газотурбинных двигателей в Запорожье и Николаеве. Не забудем и то, что российские войска находятся неподалеку от Кривого Рога, где расположено крупнейшее месторождение железных руд – единственное, что может представлять интерес для наших металлургов на Украине.

Все вышеперечисленные города находятся вблизи линии фронта, так что есть стимул попытаться сдвинуть ее так, чтобы они остались уже «по эту» сторону. Но получится ли это в ближайшие месяцы – мы скоро узнаем.

Источник материала: bloknot.ru

Поделиться новостью:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *