(Не)нужная старина

Потенциальная тихая и незаметная смерть русской исторической архитектуры на примере камышинского дома Шнайдера

Иван Родионов


На фото: дом Якова Шнайдера (вид с нижней террасы набережной) (Фото:
infokam. su)

Проблема равнодушного и какого-то недоуменного — что это, зачем это? — отношения к архитектурным памятникам старины в России, увы, дело в чём-то даже обычное. Сейчас, к счастью, дело обстоит несколько лучше, чем было в девяностые годы, однако проблем до сих пор множество.

Относительно хорошие шансы на «выживание» у исторических объектов имеются в крупных городах с богатыми муниципалитетами. Также государство (а иногда и частные лица) стараются следить за архитектурными объектами «первого эшелона» — домами и памятниками, связанными с великими людьми прошлого или важными историческими событиями. Наконец, парадоксальным образом на спасение исторической архитектуры работает особо циничное отношение к ним со стороны того или иного охотника до заветного здания или места. Краеведы и общественность возмущены, возникает резонанс, и памятник культуры удаётся отстоять.

Но большая часть русской исторической архитектуры продолжает находиться под дамокловым мечом. Особенно в провинции. Особенно, если здание не является слишком древним или привязанным к известному имени. Для этого не нужны рейдерские захваты по воле каких-нибудь беспринципных бизнесменов — достаточно равнодушия.

В итоге историческая провинциальная Россия, и так прореженная революцией и Великой Отечественной войной, тихо умирает.

В небольшом волжском Камышине нет каких-то очень известных на всю Россию памятников или усадеб. Зато есть так называемая «старая» часть города, а в ней сохранились дома, построенные в конце девятнадцатого — начале двадцатого века. Одним из таких домов является дом Шнайдера.

В конце девятнадцатого века в Камышине жило много немцев-поселян. Некоторые становились купцами и предпринимателями. Один из них, Яков Фёдорович Шнайдер, выиграл подряд на отгрузку камня для строительства железнодорожной ветки Тамбов — Камышин. Разбогатев на таком предприятии, в 1902 году Шнайдер построил двухэтажную усадьбу, ставшую украшением города. В ней даже проходили заседания городской Думы — предприимчивый немец сдавал часть здания городской управе…

Читайте также:  Недвижимость-2021: Рынок жилья ждут тяжелые времена

В тридцатые годы двадцатого века дом Шнайдера косвенно «участвовал» в одной из крупных строек молодой Советской власти. В Камышине должны были построить гигантскую плотину через Волгу. Именно в этом доме с 1930 по 1936 годы находился «Нижневолжскпроект», ведавший строительством потенциальной Камышинской ГЭС.

К сожалению, по ряду причин эти грандиозные планы не были осуществлены. Однако интересно, что построенные для снабжения рабочих — строителей плотины пищей консервный и стеклотарный заводы ещё долго являлись важными городскими предприятиями. С консервным, правда, в итоге всё кончилось плохо — уже в постсоветское время…

Историческую архитектуру в Камышине долгое время спасало то, что в старых домах располагались различные федеральные и городские ведомства. Например, одну половину дома Шнайдера, являющегося сейчас объектом культурного наследия, занимал местный отдел ФСБ, а после — служба судебных приставов. Оно и понятно — город периодически выставляет на торги различные исторические здания, однако покупателей не находится. Дорого и невыгодно это для бизнеса — возиться с такими домами.

В результате историческая застройка становится, можно сказать, обузой для всех, кроме краеведов и неравнодушных горожан. И потихоньку умирает.

Относительно недавно выгорело бесхозное здание управления акцизного винного завода на улице Некрасова. С тех пор его даже перестали выставлять на торги — печальный конец этой постройки очевиден.

Читайте также:  Неужели россиянам с 1 января запретят жарить шашлыки на своих участках?

А недавно кто-то по неизвестной причине убрал замок и открыл калитку во дворик нежилой половины дома Шнайдера. В него, как и в подвал с работающим газовым котлом (работающем на половину, где находится служба судебных приставов — вторая половина не отапливается) теперь можно входить беспрепятственно.

Если не выставить охрану или хотя бы не закрыть ворота вновь, дом Шнайдера может постичь печальная участь. Бездомные, хулиганы, неосторожное обращение с огнём — произойти может всё что угодно.

Самое обидное, что важность сохранения архитектурного наследия старины в Камышине понимают многие. Глава города говорит о том, как важно развивать городской туризм. Написано несколько статей в местных СМИ — например, историком и краеведом Леонидом Смеловым, понимающим проблему очень хорошо. Недавно в город приезжали эксперты делового клуба «Наследие и экономика» Дмитрий Ойнас и Андрей Лисицкий, общались с властями и представителями общественности — краеведами, историками. Было много разговоров о «ревитализации» — создании комфортной городской среды и превращении исторических объектов в своеобразные бренды, о совместной работе власти, бизнеса и общественности в этом направлении…

А ворота дома Шнайдера до сих пор открыты. И что делать с «тяжёлым», а то и неподъёмным для скромных муниципальных бюджетов и местного сверхмалого бизнеса величественным наследием старины, до сих пор остаётся неясным.

Главное, чтобы поздно не стало.

Культура

Самыми популярными словами в 2020 году в РФ стали «самоизоляция» и «обнуление»

Россияне перечислили черты «русского характера»

Disney заменяет аттракционы на фоне протестов против расизма

Названы обладатели госпремий в области литературы и искусства

Все материалы по теме (120)

Источник материала: svpressa.ru

Поделиться новостью:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *