Две трети обвиненных в причинении смерти по неосторожности акушеров считали себя невиновными

Большинство врачей-акушеров, обвинявшихся в причинении смерти по неосторожности, заявляли в суде о своей невиновности. Такие данные были получены в ходе исследования базы данных судебных решений за 2015—2020 годы.

Две трети акушеров-гинекологов (74,6%), обвиняемых по ч. 2 ст. 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей), не признавали вину во время судебного следствия. Такие данные были получены в ходе анализа уголовных дел. Полный текст исследования опубликован в первом номере журнала «Акушерство и Гинекология» за 2021 год.

Для поиска информации авторы использовали завершенные приговором суда уголовные дела, которые были внесены в две базы: государственную автоматизированную систему РФ «Правосудие» и систему «Судебные решения РФ» с 1 января 2015 года по 1 января 2020 года. Всего были выявлены и изучены 49 уголовных дел против 59 врачей. Одно дело было прекращено в связи со смертью обвиняемого. Признали вину во время следствия 14 специалистов.

В каждом пятом деле обвиняемыми были сразу два врача: акушер-гинеколог (9 случаев), анестезиолог-реаниматолог (1 случай). Среди обвиняемых преобладали женщины — 44 специалиста (75%). Большинство дел были связаны с родоразрешением (38 эпизодов), из них закончились смертью младенца 23 случая. В половине рассматриваемых дел, связанных с родоразрешением, роды протекали через естественные родовые пути (21 эпизод).

В семи случаях причиной гибели плода вследствие гипоксии и интранатальной аспирации околоплодными водами была задержка по времени выполнения кесарева сечения. В четырех — интранатальная асфиксия плода, тугое обвитие шеи ребенка пуповиной и аспирация инфицированными околоплодными водами (один случай).

Вторая группа летальных случаев младенцев, по версии обвинения, была обусловлена неверной тактикой ведения родов при узком тазе у матери. Причины смерти — закрытые черепно-мозговые травмы в момент протекания родов (3 случая); применение акушерских щипцов и вакуум-экстракции (2 случая); асфиксия в первые часы после рождения (3 случая); дистоция плечиков у плода (1 случай); несвоевременное изменение тактики родоразрешения при кесаревом сечении с последующей смертельной родовой травмой (1 случай); проведение вакуум-экстракции и метода Кристеллера (1 случай).

Наиболее частые причины смерти женщины — кровопотеря во время родов (6 случаев); послеродовые кровотечения (3 случая), неверная тактика ведения родов, непринятие акушером-гинекологом на этапе женской консультации решения о госпитализации, неверный выбор тактики родоразрешения и медикаментозного лечения на этапе акушерского отделения. С летальным исходом во время и после гинекологических операций связаны 11 дел.

Наиболее распространенное наказание в отношении обвиняемых — ограничение свободы на срок два года и дополнительно к ст. 109 УК РФ ст. 47 УК РФ (лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью). В общей сложности восемь врачей оказались на полтора года не вправе заниматься врачебной и иной медицинской деятельностью, связанной с оказанием акушерско-гинекологической помощи женщинам в период беременности, родов, в послеродовом периоде. Наказание в виде ограничения свободы на один год назначено трем врачам, на полтора года – четырем. В отношении пяти врачей дела были прекращены в связи с примирением с потерпевшей стороной. В девяти эпизодах преследование прекращено «за отсутствием состава преступления», 11 врачей освобождены в связи с истечением срока давности. Пять врачей попали под амнистию.

Смягчающие вину обстоятельства использовались судами 36 раз (62%), отягчающие — четыре раза (6,8%). Суды принимали во внимание как отягчающие следующие факторы: «при необходимой внимательности и предусмотрительности врач мог и должен был предвидеть последствия кровопотери»; «не вызвал дополнительных сотрудников для оказания экстренной и неотложной помощи при кровотечении»; «недооценил объем кровопотери у роженицы», «не назначил адекватную инфузионную терапию препаратов крови (эритроцитосодержащих компонентов крови и свежезамороженной плазмы крови)».

Как смягчающие рассматривались следующие обстоятельства: наличие малолетних детей; положительные характеристики по месту работы; совершение преступления по неосторожности; наличие постоянного места работы; признание вины; раскаяние в содеянном; частичное возмещение причиненного материального ущерба; многолетний и добросовестный труд в сфере здравоохранения.

Авторы исследования обращают внимание на то, что врачи хирургических специальностей, в частности акушеры-гинекологи, относятся к специалистам высокого риска преследования и, «несмотря на определенные сомнения в приговорах, следует понимать, что все заключения судов основаны на судебно-медицинской экспертизе, которая часто далека от совершенства, а порой не совсем объективна».

«Это те случаи, когда оценка действий врача основывается на субъективных критериях и опыте экспертов, зачастую без должного внимания к существующим клиническим рекомендациям и другим нормативным документам. У следователей и судов имеются порой несколько зачастую противоположных судебно-медицинских заключений, и единственным аргументированным доводом в жалобе родственников является их мнение, что врачи что-то сделали не так. Именно это вызывает у судов правовой диссонанс, и им зачастую приходится опираться исключительно на собственную убежденность и имеющуюся судебную практику», — резюмируют авторы.

Источник материала: medvestnik.ru

Поделиться новостью: