«У меня есть предчувствие, что это будет хорошее кино»: интервью с Мариной Васильевой

«У меня есть предчувствие, что это будет хорошее кино»: интервью с Мариной Васильевой

Актриса Марина Васильева о котиках, доме на Котельнической набережной и добровольной истерике.

В прокат выходит российский мистический триллер «Побочный эффект», который по трейлеру, напоминает сборную солянку из всех мистических триллеров, которые мы видели за последние лет 25-30, но при этом невообразимым образом манит посмотреть себя. Мистика – не иначе. Согласно синопсису, семейная пара в прошлом пережила трагедию, и чтобы справиться с её психологическими последствиями, муж, его играет Семён Серзин, обращается за помощью к местной московской ведьме – Александра Ревенко. А отвечать за эту медвежью услугу приходится жене в исполнении Марины Васильевой. Необычное для российского кинорынка кино уже показали на местном фестивале в Москве и, о чудо, никакого негатива в Сети до сих пор нет. Как и спойлеров в этом интервью. После вычитки оно стало гораздо короче. Ровно таким, чтобы заинтриговать, но не рассказать ничего лишнего.

«У меня есть предчувствие, что это будет хорошее кино»: интервью с Мариной Васильевой1
Кадр из фильма «Побочный эффект»

Марина, я как порядочный журналист готовилась к интервью, залезла в ваш Instagram и поняла, что если в нашей беседе что-то пойдёт не так, я просто покажу вам фотографии своего кота, и настроение тут же улучшится. У вас же там в каждом посте котики! Почему?

Так никто не выкладывает в Instagram котиков, а у меня в телефоне картинок с котиками больше, чем фотографий… ну своих точно. Я подписана на кучу всяких телеграмм-каналов, которые присылают разные смешные картинки с котиками. Все очень просто. Есть те, кто любит собак, а есть те, кто любит котов. Я люблю котов.

Коты ещё и мистические животные. А «Побочный эффект», к выходу которого мы с вами встретились, — мистический триллер. Там коты будут?

Нет, только лошади. Это опасность — котика или собаку взять в кадр. Невозможно их переиграть. Они такие органичные, и ты рядом с ними просто как робот, который говорит слова. Поэтому, мне кажется, может быть и хорошо, что в «Побочном эффекте» нет котиков.

Я вообще была скептически настроена по отношению к этому фильму. Сами посудите, как это выглядит просто по описанию. Российский. Мистический. Триллер…

Без котиков…

Я смотрю трейлер и понимаю, что моему стереотипному ожиданию, что я должна была бы увидеть, он не соответствует. Был ли у вас какой-то стереотип в голове, когда вас позвали в проект, и если был, насколько «Побочный эффект» его разрушил?

Сначала это был хоррор, потом создатели сменили жанр на мистический триллер. Здесь совершенно на других приёмах все построено. В первую очередь, это история, драма. Главный герой пытается спасти отношения с женой, это моя героиня, что его и приводит к Дому на набережной, к ведьме. Но потом там такая мешанина начинается: какие-то параллельные миры, флешбеки. Мне нравится, что там нет примитивных пугалок, нет расчлененки. И мы, конечно, играем в мире каком-то потустороннем, но все герои абсолютно реальные. Я могу вполне представить себе эту ведьму, Мару, которая живет где-то, участвует в «Битве экстрасенсов» на ТНТ.

«У меня есть предчувствие, что это будет хорошее кино»: интервью с Мариной Васильевой2
Фото со съемок фильма

Мне, признаться, по трейлеру «Побочный эффект» напомнил несколько других историй разом. Фильм «Грибы», например… Я вам немного заспойлерю его. Там вся мистика оказывается в голове у героев. Так и тут: герой пытается решить свою проблему, и мы, скорее, просто залезаем к нему в голову и наблюдаем, как у него эти фрустрации происходят там, что он сам их воспринимает в такой мистической манере. В конце концов, мы же в детстве думали, что мы принцессы. Почему бы нам во взрослом возрасте не думать, что мы можем попасть к ведьме, и вообще мир вокруг нас какой- то странненький.

Я вспомнила фильм «Гретель и Гензель», который недавно выходил. [Мистический триллер, вышел 30/01/20, реж. Оз Перкинс, в главной роли София Лиллис — прим. редакции] И там точно так же: эти Гензель и Гретель в лесу очень голодные находят какие-то грибы, съедают их, потом попадают в какой-то дом, и там начинается жесть. Очень красивая. У нас в «Побочном эффекте» тоже все очень красиво снято. Оператор, художники — все постарались. Боже, какая там квартира этой ведьмы Мары. Я вошла туда, а там столько растений, такие красивые цвета — глубокие, насыщенные.

Читайте также:  Мишель Гондри снимет научно-фантастическую сказку о любви и черной дыре

Мой друг сказал, что это «страшное «Вечное сияние чистого разума». С попыткой изменить память, переделать воспоминания. То есть, как ни смотри, кажется, что референсов очень много. Но при этом одновременно кажется, что получилось оригинальное кино.

Мне кажется, из-за слияния жанров драмы и мистики может появиться что-то интересное.

Зато вам было удобно, как я узнала из пресс-релиза. Вы на момент съемок жили в Доме на набережной.

Это правда.

Пожалуйста, просто расскажите мне. Я не коренная москвичка и никогда в этих домах, кроме как в заведениях на первых этажах, не была. [Речь идёт о «сталинских высотках», три из которых — жилые дома. Самый известный — Дом на Котельнической набережной — прим.редакции] Они правда такие немножечко загадочные?

Никаких криков, шёпотов и плачей младенцев я не слышала. Но я понимаю, откуда вся эта мистика может появиться. Есть же 11-ый подъезд, которого как бы нет. Дверь есть, подъезда нет. И квартир тоже нет. И ходил раньше миф, что там сидели НКВД-шники, за всеми следили. Но все намного проще. Там так спроектировали квартиры, что, расширяя площадь для квартир 12-го подъезда, они как бы снесли площадь квартир 11- го подъезда. Просто сделали квартиры побольше. А дверь осталась. И все такие: «Что такое?» И все ужастики из нашего кино не на пустом месте, потому что этот дом сделан из могильных плит: там когда закладывали фундамент, хотели снести церковь, в итоге её сносить не стали, но могильные плиты использовали. И вся такая неоднозначная структура этого района: тут у тебя храм, тут у тебя во дворе еще маленькая церквушка, тут у тебя Кремль.

«У меня есть предчувствие, что это будет хорошее кино»: интервью с Мариной Васильевой3
Фото со съемок фильма

Возвращаюсь к сокровищнице пресс-релиза. Вы сказали: «Мне пришлось много плакать, страдать, отбиваться – всё на грани с физикой и истерикой. Когда я вижу такой сценарий, мой организм сразу начинает сопротивляться, закрываться».

Но это нормально.

То есть роль на сопротивление?

Не, не роль на сопротивление, но нормальные люди в актеры не пойдут вообще. Вся моя семья состоит из нормальных людей. Мама — парикмахер, папа — столяр. У брата старшего строительная фирма, младший брат — машинист. А Марина у нас актриса. Никогда нормальный человек не станет себя доводить до состояния истерики.

«Адвокат дьявола» видели же? [Марина кивает] Как Мэри-Энн постепенно теряет облик успешной женщины, сходит с ума, доводит себя до суицида. Понятно, что у Оли может быть другое развитие. Но мне ваш персонаж внезапно стал понятен.

Да все классные актеры уже за тебя сыграли все. Ты учишься у хороших, крутых актеров. Бери и пользуйся. Главное, смотри много. Так можно расти.

Я же правильно понимаю, что «Побочный эффект», по сути, это первый и единственный ваш мистический проект?

С мистикой я соприкасаюсь чуть-чуть. Там за всех отыгрывается Семён [Серзин, исполнитель главной роли — прим. редакции] и Ревенко [Александра Ревенко, исполнительница роли ведьмы Мары — прим. редакции] у нас самая главная Ведьма. Саша в жизни цветочек, но ведьма из нее получилась идеальная за счет «холодной» внешности.

«У меня есть предчувствие, что это будет хорошее кино»: интервью с Мариной Васильевой4
Фото со съемок фильма

Вычитала опять же в пресс-релизе, что… Причем в пресс-релизе очень классно всё расставлено: сначала мысль говорит режиссер, который все равно, несмотря на то, что человек давно в киноиндустрии, все равно дебютант, а потом уже вы, актеры, как будто киваете: «Да-да, так оно и было». Так вот, Алексей Казаков говорит, что «Побочный эффект» создавался в сотворчестве, что он настолько проникся возможностью снять дебют, который отчасти отражал его личную историю, что он искренне советовался с вами, проговаривал не просто реплики, а предлагал вам как- то участвовать в их композиции.

Читайте также:  Майлз Теллер, Шейлин Вудли и Уильям Херт сыграют в политической сатире «Забор»

Да, это правда. Еще на этапе подготовки к съемкам мы собирались в офисе, читали все по сценам, обсуждали. Лёша очень крутой, он не цеплялся к каким-то мелочам, очень легко избавлялся от лишнего, предлагал попробовать сыграть и сказать по-другому. Мне такое нравится. Всегда приятно, когда вы работаете в команде.

Как вы относитесь к вопросам: «Расскажите какую-нибудь интересную историю со съемочной площадки?»

Обычно такой вопрос меня в ступор ставит, потому что, в смысле «интересная история с площадки»? Встаёшь пораньше, моешь голову, лепишь патчи, едешь на площадку. Там успел позавтракать или не успел. Работаешь. А тебя просят рассказать смешной случай с работы. Ну, я целиком запихнула в рот пирожное «Павлова» — 17 штук. Сначала было смешно, а потом мне было очень плохо. Вот такая история. Как бы смешная, но не уверена.

Это мой личный вопрос: почему «Павлова»? Это же вообще неэстетичное пирожное. Рассыпается, разваливается… Самый неопрятный десерт.

Честно, не знаю, Лёша хотел «Павлову». Я говорю: «Давайте сделаем её без всего молочного, тогда будет ок». Они сделали — я её съела. Договор.

А не пугает, когда фильм, который вы вроде бы снимали просто так, внезапно оказывается на острие обсуждаемых в медиа и социальных сетях тем? Алексей говорит, что этот фильм исследует природу насилия, которое тянется из поколения в поколение, базовые страхи, и выходит, что он попадает в повестку.

Вот именно этот вопрос, наверное, лучше задать Леше. Но мой мастер говорил, что современный театр не может быть несовременным, то есть не может быть отделён от контекста. Если ты не смотришь на то, что происходит вокруг, значит, ты слепой, глухой и не живешь в этом мире. Мне кажется, это очень важно реагировать на то, что происходит.

«У меня есть предчувствие, что это будет хорошее кино»: интервью с Мариной Васильевой5
Фото со съемок фильма

Завершая наш разговор, признаюсь вам в своей наивности. Я верю в российского зрителя, верю, что люди смотрят российское кино. И для них Марина Васильева — это та актриса из фильмов Сайфуллаевой и Звягинцева. То есть это такой знак качества. Насколько, по вашим ощущениям, “Побочный эффект” может встроиться в этот послужной список?

Да легко. Я сейчас готовлюсь к комедийному проекту — это очень сложно для меня. Так же и с «Побочным эффектом». Вот этот жанр мистический триллер — тоже очень сложно. Но пробовать себя в разном — это очень круто. Я отвечаю только за свою часть работы. Можно стараться всё сделать хорошо и надеяться, что все будут стараться сделать свою так же. И тогда все сложится. Проекты, которые вы перечислили — это когда вся команда “за”, все в одной лодке, на одной стороне. Это далеко не гарантия того, что фильм получится очень хорошим. Но это хороший фундамент. На этом проекте, «Побочный эффект» было так, и я надеюсь, что это помогло. Я спросила Лешу: «Это то кино, которое ты хотел снять»? Он сказал: «Да». Да, что-то вышло по-другому. Но это не какие-то кардинальные изменения. И мне просто кайфово, что я стала частью вот этого. У меня есть предчувствие, что это будет хорошее кино.

Беседовала Вероника Скурихина

интервью
Побочный эффект
Марина Васильева

Источник материала: www.kinoafisha.info

Поделиться новостью: