У «Рубина» страшные угловые. Сможет ли уберечься «Зенит»?

Перед матчем с «Зенитом» у «Рубина» сложилась тяжелая кадровая ситуация, связанная с потерей трех ключевых игроков атакующего звена – основной пары форвардов Азмун – Полоз и глубинного диспетчера Игоря Коновалова. Тем не менее, в рукаве у Бердыева остается последний, но все-таки сильный атакующий козырь – стандарты.

Эта составляющая общекомандного креатива для всех команд Бердыева традиционно значима, и в текущем сезоне после навесных стандартов «Рубин» создал почти треть своих голевых моментов и забил 40% мячей (6 из 15).

Прямые подачи с угловых принесли команде Бердыева 4 гола («Ростову», «Уралу», «Спартаку» и «Динамо»), а навесной штрафной Коновалова (с «Крыльями») и удачный подбор непосредственно после корнера (с ЦСКА) – еще по одному.

Высокая продуктивность розыгрышей угловых «Рубина» в какой-то мере аномальна, потому как идет вразрез с базовой статистикой. Казанцы делят с «Оренбургом» предпоследнее место в лиге по числу точных угловых (только 21 в 16 турах), но это отражает вовсе не качество, а скорее специфику их исполнения.

Основная схема розыгрыша

Главная фишка, которую активно используют казанцы при розыгрышах, состоит в максимальном заполнении площади вратарской (минимум пятью габаритными игроками) с целью отсечения вратаря от эпизода и блокирования для него возможности сыграть на выходе.

В качестве основного блокирующего выступает испанский гигант Сесар Навас (197 см), который располагается прямо посреди створа ворота. А подача идет «прямой закруткой» на ближнюю штангу (между линией вратарской и лицевой) с прицелом на прыгучего Сорокина (189 см), а также возможные рикошеты и отскоки.

Таким манером «Рубин» огорчил в 6 туре «Ростов»…

… а неделю назад – московских динамовцев.

Интересно, что в матче с «Динамо» у казанцев было 5 угловых – все без исключения подавались с правого фланга и именно по такой схеме.

Дополнительная опасность при таких розыгрышах состоит в том, зона подбора фактически расширяется от линии штрафной до линии вратарской – и там образуется огромный воздушный пузырь.

Эту заготовку Бердыев постоянно наигрывает на тренировках, причем все настолько серьезно, что месяца полтора назад одна из них плачевно кончилась для Азмуна и Могилевца – после случайного столкновения головами швы накладывали обоим.

При этом важно отметить, что такой вариант розыгрыша не универсален и используется только при условии, что подающий может закрутить мяч в направлении створа (т.е. для подач справа нужен «левоногой» игрок, для подач слева – наоборот, «правоногий»).

Резервная схема розыгрыша

Если же кручение противоположное (не в направлении створа), то при подаче в зону на отдалении 2-3 метров от ближней штанги велики риски пересечения мячом лицевой. В таких случаях у казанцев есть резервный вариант розыгрыша, при котором «большие» игроки «Рубина» устраивают коллективный спринт от линии штрафной к границе вратарской.

Такая «обратная закрутка» в исполнении Полоза закончилась опаснейшим ударом Сорокина в матче с «Ростовом»…

…пару туров спустя победный гол «Уралу» с подачи Коновалова оформил Азмун,

…а еще через тур все тот же Сорокин спас для казанцев очко в игре со «Спартаком».

В первом круге почти все угловые «Рубина» выполняли левша Коновалов и правша Полоз, что позволяло казанцам по ситуации применять любой из этих вариантов розыгрыша.

Как показали два последних тура, альтернатива основным исполнителям у Бердыева тоже имеется. В матче с «Анжи» с левого фланга ближнюю штангу загружал правоногий Байрамян, а в поединке с «Динамо» с противоположного угла поля «вкручивал» молодой защитник Калинин – и «довкручивался» до того, что бело-голубые ненароком запихали мяч в собственные ворота.

Что делать «Зениту»?

В плане габаритов «Зенит» не уступает «Рубину», но правильная расстановка игроков и выдача им персональных инструкций должна повысить уровень устойчивости к подобным угрозам.

Против второго варианта с «обратной закруткой» разумно использовать гибридную защиту. В этом случае один из гренадеров «Зенита» (например, Дзюба) контролирует ключевую зону, располагаясь на линии вратарской напротив ближней штанги, а его партнеры играют персонально по «большим» игрокам соперника с условно равноценным разменом (Ерохин – Навас, Иванович – Сорокин, Нету/Мевля – Чико).

С «прямыми закрутками» все немного сложнее. С одной стороны, здесь априори нужна «персоналка», но само распределение игроков для опеки важно просчитать в деталях.

Стоит ли разменивать своего самого большого игрока Дзюбу (196 см) на блокирующего Наваса (197 см) – очень большой вопрос, потому как у Лунева в этом случае экстремально снизится уровень видимости и влияния на ситуацию. Логичнее использовать Артема на ближней штанге против того же Сорокина, а Наваса перепоручить одному из центральных защитников.

В идеале промоделировать такие ситуации было бы полезно на тренировках – чтобы тот же Лунев заранее понимал, с каким уровнем дискомфорта ему, вероятно, придется столкнуться. Кроме того, и сам «Зенит» в перспективе мог бы попробовать что-то подобное, дабы расширить свой «стандартный» инструментарий в атаке.

Еще больше аналитики по “Зениту”, российской премьер-лиге и национальной сборной России в наших группах в соцсетях:

ВК / Instagram / Telegram

Спасибо за внимание!