Кувейт попросил ОАЭ разморозить $200 млн по делу осужденной россиянки

В дубайском банке Noor остаются замороженными порядка $500 млн, проходящие по делу о хищениях, в которых обвиняется россиянка Мария Лазарева. По версии защиты, обвинения в адрес Лазаревой были инспирированы конкурентами

Фото: Satish Kumar / Reuters

Прокуратура Кувейта обратилась к властям ОАЭ с просьбой разморозить средства на счетах, проходящих по делу об отмывании средств, пишет Reuters. Эти счета связаны с делом о предполагаемом хищении средств из компании The Port Fund, по которому была осуждена россиянка Мария Лазарева, исполнительный директор компании KGLI. Копия обращения кувейтской прокуратуры к ОАЭ имеется в распоряжении РБК.

Средства в размере $496 млн, размещенные на счетах кувейтского госфонда Port Fund в дубайском банке Noor, были заморожены в ноябре 2017 года по требованию центрального банка ОАЭ, пишет Reuters со ссылкой на источник, знакомый с ходом дела. Причиной стало предположение, что счета использовались для отмывания средств резидентами Кувейта, «подозреваемыми в растрате госсредств и коррупции». Теперь же прокуратура Кувейта обратилась к коллегам в ОАЭ с просьбой передать $125 млн на счет портового управления Кувейта и $79,2 млн на счет Общественного управления социальной безопасности.

По делу о хищениях в Кувейтском портовом управлении (KPA) в мае 2018 года на заключение сроком десять лет была осуждена россиянка Мария Лазарева, исполнительный директор инвестиционной компании KGLI. По версии следствия, Лазарева содействовала хищению государственных средств, а «преступление произошло на основании соглашения и содействия» между Лазаревой и двумя сотрудниками KPA.

Вместе с тем адвокаты Лазаревой утверждают, что основой для обвинений в адрес россиянки являются показания ее бывшей ассистентки Моны Абдул Вахаб, которая в 2011 году была задержана за хищение у своей начальницы $500 тыс. После задержания Вахаб обвинила Лазареву в «шпионаже» и хищениях. В апреле 2017 года россиянке были предъявлены обвинения, в ноябре того же года она была арестована.


Осужденная в Кувейте россиянка потребовала $100 млн компенсации

Отец осужденной, Владимир Лазарев, заявлял РБК, что, по его мнению, причиной дела стала конкуренция между KGLI и другой логистической компанией, базирующейся в Кувейте, — Agility. Обе эти компании претендовали на контракты Пентагона по обслуживанию американской военной базы в регионе. «Компания Agility, конкурирующая с KGL, хотела любыми способами помешать KGLI снова получить контракт от Минобороны США. Они [KGLI] поставляют им [базе США в Кувейте] всё — и продовольствие, и бензин», — сказал он РБК.​

Того же мнения придерживается и защита Лазаревой. В заключении юридической группы Specht, Shestakov & Partner Rechtsanwalt (имеется в распоряжении РБК), указывается, что Agility способствовала выдвижению обвинений против Лазаревой. «Один из основных конкурентов KGLI, компания Agility поддержала госпожу Абдул Вахаб, которая обеспечила Agility украденными и фальсифицированными документами. Agility принялась за распространение этих документов в Кувейте и правительстве США», — говорится в документе. Таким образом, конкуренты содействовали возникновению разногласий между KGLI и правительством Кувейта, которое являлось одним из партнеров Port Fund: в 2010 году KPA инвестировало в Port Fund $50 млн.

В июле 2018 года юристы Марии Лазаревой обжаловали приговор в ООН, назвав действия правоохранительных органов Кувейта «частью скоординированной кампании по уничтожению ее репутации и минимизации стоимости инвестиций». В обращении адвокаты потребовали выплатить ей компенсацию в размере $100 млн.